evia_kevin (evia_kevin) wrote,
evia_kevin
evia_kevin

"Моя сила в любви..."

Литературный Флешмоб, день 75
Мы продолжаем флешмоб, созданный для поддержки писателей, начинающих или профессиональных.
Пишите чаще, пишите каждый день, отрабатывайте стиль, показывайте свои работы - здесь вы всегда можете рассчитывать на поддержку, вдохновение и, если необходимо, критику.
Пусть вас не пугает цифра "365": ежедневные рассказы в течение целого года - воистину героический поступок. Попробуйте писать месяц, неделю или только тогда, когда вам будет интересно задание.
Все темы проекта вы можете найти по тегу "365 дней" и поработать над ними, как только появится время.
Главное - не останавливайтесь на пути к мечте!
Пишите, делитесь, изучайте, восхищайтесь!
Апрельская акция: получите авторский артбук, ежедневно участвуя во флешмобе!
(артбуки будут подарены тем авторам, которые не пропустят ни одной из тридцати тем - отсчет  с 1 апреля)
ТЕМА ДНЯ:
Начните рассказ со слов: "Моя сила в..."
-- Моя сила в любви! -- горячо объясняла  Алька подругам. -- Этих детей никто не любит. А я люблю. И моя любовь будет помогать им всю жизнь. Они даже меня помнить не будут уже, а чувствовать ее будут.
Подруги, верные Арина и Виктория,  не возражали. Они знали, что любить Алька действительно умела. Даже немного... чересчур. Влюблялась горячо и надолго, писала стихи, страдала. Любовь ее обычно бывала Великой и Неразделенной: мало кто решится разделить такую бурю чувств. Так что девчонки не слишком удивились, когда Алька объявила им о своем решении стать воспитателем в детском доме. Такое море душевного тепла и заботы непременно надо было излить на тех, кто не убежит в испуге, а примет ее любовь с радостью, а может быть, даже разделит и приумножит ее.
-- Жаль, что ты не станешь режиссером,  -- вздохнула Вика. -- Но книгу, надеюсь, ты все-таки напишешь!
-- Куда будешь поступать? -- спросила Арина, для которой логика и разум стояли на первом месте. -- В педагогический? А на кого?
-- Пойду на филфак, -- вздохнула Алька. -- Там у меня хотя бы есть шанс поступить и закончить. А с педагогическим образованием пойду воспитателем в детский дом.
На филологический факультет Альке представлялось поступить разумнее всего. Она очень любила читать и замечательно писала сочинения: пожалуй, единственное, что ей хорошо удавалось в школе. У Альки в доме было много книг. Часто, прежде чем идти в библиотеку на поиски нужной книги, она бродила по комнатам и всматривалась в бесконечные книжные полки. И чаще всего находила то, что искала, не переставая удивляться, как это родителям удалось собрать столько литературы на самые разные темы.
Вот и сейчас она выбрала и сняла с книжных полок целую кучу интересующих ее книг.  «Благие намерения» Альберта Лиханова,  «Педагогическую поэму» Макаренко, «Как любить ребенка» Януша Корчака. И толстенные тома из собранных в переплет  журналов «Семья и школа». Читая и погружаясь в тему, Алька все сильнее убеждалась в том, что работа в детском доме -- именно то, чем ей надо заниматься в жизни.
С детства она была убеждена, что в детском доме живут дети, у которых умерли родители, а других родственников не оказалось. Она представляла себе большое здание где-то за городом, окруженное лесом, на берегу реки: как пионерский лагерь. И там живут дети, которым некуда из этого лагеря вернуться. Они все грустные очень хорошие. Но к ним не пускают никого из «обычного мира» -- наверное, чтобы не ранить, не напомнить им о том, что другим детям повезло больше, и они продолжают жить дома, с родителями, братьями и сестрами,  окруженные родственниками и друзьями семьи.
И сейчас, читая книги, современные статьи и публикации на интересующую ее тему, Алька приходила в тихий ужас. Просто открывая для себя, сколько детей с самыми разными судьбами живет в детских домах, и осознавая, как много в действительности  существует вокруг сиротских учреждений. Одно убеждение крепло в ней, росло и становилось частью ее личности:  детям в детском доме нужна любовь. А любовь -- это то, чего у Альки было в избытке. И пусть бывший сосед по парте Ваня не сумел это чувство оценить. Она все равно будет любить его всю жизнь. Но направит она свою любовь в другое русло: на тех, кому это действительно нужно. На тех, кому «не досталось». Ей вот -- досталось. И она будет делиться. Будет питать голодных  и исцелять немощных, вселять надежду и давать силы.
-- Работать в детском доме, какая глупость! -- старшая Алькина  сестра Марина брезгливо наморщила носик. -- Ну, если тебе так хочется подтирать чужие носы и выносить за кем-то горшки,  иди в работать в детский сад! Там хоть нормальные дети!
Алька задыхалась от возмущения и хватала ртом воздух, пытаясь подобрать правильные слова, объяснить свои чувства и мысли, доказать, что дети везде «нормальные», что в детский сад ей даже в голову не приходило никогда идти работать, как и в школу учителем, что это не ее: зачем она в детском саду или в школе, где у детей есть родители, к которым они вечером возвращаются. А она хочет помогать тем, кому вернуться некуда. Не к кому. Хоть немного облегчить эту постоянную боль, заполнить эту зияющую пустоту.
-- Да просто жалеть в детском саду тебе некого! -- Насмешливо отрезала Марина.
Никогда Алька не была согласна с утверждением, что любовь -- это жалость.  Одна из одноклассниц, которая ушла после восьмого класса в педагогическое училище, например, заявила ей, что в детском доме работать не смогла бы ни за что: «Мне там было бы всех слишком жалко!» Так что жалость любви не заменяла, нет.
-- Моя сила в любви! -- упрямо повторяла Алька. -- Любовь -- это то, что им нужно. А у меня есть.
И никто не мог ее, пятнадцатилетнюю, разубедить.
Tags: 365, литературный флешмоб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments