evia_kevin (evia_kevin) wrote,
evia_kevin
evia_kevin

Сказки Феди Плотникова. Урок фехтования

День 57
ТЕМА ДНЯ:
Напишите небольшой рассказ о драке.

Федя шел по мраморному полу босиком: он терпеть не мог носки и обувь и всегда скидывал их, как только возвращался из школы домой. В школе ходить босиком не разрешали, в магазин или в кино без обуви никто не ходил, зато в любом другом месте, в гостях, дома или даже во дворе что Федя, что его сестренка Саша, избавлялись от носков и башмаков решительно и сразу, в любое время года. Они с Сашкой всегда ужасали этим бабушку, удивляли папу и радовали маму. Они бегали босиком по камням и лесным дорожкам на ферме, по асфальту и траве вокруг дома в городе, по линолеуму,  паркету или кафельным плиткам.
Поэтому холод каменного пола Федю ничуть не беспокоил, он шлепал голыми ступнями по мрамору, вертел головой, высматривая дверь, и на всякий случай трогал указательным пальцем все, что встречалось ему на пути. Вышитая голубая лилия на тяжелой занавеске, обрамлявшей картину, кисточка-помпон, свисающая с занавески вниз, позолоченная рамка, изображенная на картине лошадь... Мраморная статуэтка на подставке, огромная расписная ваза, бархатное кресло с ножками-улитками... Ничто не отзывалось на прикосновение. Федя дошел до следующей картины, на ней был изображен какой-то мальчишка с длинными волосами, в плаще и со шпагой.
Мальчишка был едва ли старше Феди и смотрел со своего портрета дружелюбно и немного вопросительно. Федя помахал ему рукой и ткнул в картину пальцем. Раздался уже знакомый тихий перезвон, от мальчишки пошло слабое свечение и вдруг он ожил. Нет, он не выпрыгнул из картины на мраморный пол рядом с Федей, но потянулся, переложил шпагу в другую руку и покрутил плечом освободившейся руки.
-- Бонжур! -- сказал он. Федя испугался. Он слышал это слово раньше, кажется, по-французки это значило «привет». Но что, если мальчишка говорит только по-французки, и Федя не поймет больше ничего из того, что он ему скажет?
-- Привет! Хеллоу! -- Федя с надеждой смотрел на мальчишку. Тот на секунду замер, словно что-то решая для себя, потом сказал по-русски:
-- Привет. Мое имя -- Рене дю Белле, я сын хозяина этого замка, графа Жака дю Белле. Мне 11 лет, как и тебе.   Ты выбрал книгу не глядя, и даже читать ее не стал.  Это значит, что история, в которой ты оказался, и миссия твоя в ней никому не известны. Но ты нашел меня, и значит, я должен тебе помогать. Ты умеешь сражаться на шпагах?
-- Неет, -- Федя с опаской покосился на острый клинок. Рене вздохнул.
-- Значит, надо учиться. Подожди меня здесь! -- он куда-то убежал в своем картиночном пространстве, а Федя снова потрогал картину, уже не пальцем, а обеими руками. Поверхность была шершавая, плотная, и внутрь картины Федя попасть не мог, это было ясно. Значит, и Рене спуститься к нему не мог тоже. Как же он будет учить его драться на шпагах? И откуда возьмется шпага для Феди?
Пока Федя размышлял, вернулся запыхавшийся Рене. В руках у него были рапиры с круглыми наконечниками, он осторожно положил одну на пол, у самого края картины и сказал Феде:
-- Вот. Бери. Федя коснулся рапиры, она засветилась, тихонько зазвенела и оказалась у него в руке: тяжелая, прохладная, гибкая и длинная. Федя погладил лезвие, посмотрел на Рене и взял рапиру так же, как он. Рене кивнул и принял боевую стойку. Федя встал под картиной рядом с Рене в такую же позу. И они начали «тренировку». Рене показывал удары, Федя повторял. Это было весело. И трудно. Федя не очень-то любил спорт и танцы, а тут ему пришлось учиться и тому и другому одновременно. Движения мальчишки на картине были плавными и  точными, а Федя то заваливался в строну под тяжестью клинка, то неуклюже и бестолково, как ему казалось, махал рапирой перед собственным носом. Наконец, он выбился из сил, опустил оружие и сел прямо на холодный мраморный пол.
-- Ты действовал совсем даже неплохо, -- подбодрил его Рене, который даже не запыхался. -- Я-то тренируюсь с трех лет! Ты главное, запомни основные движения, и что нужно не допустить удара противника. Отбивай его шпагу своей, и все у тебя получится.
А Федя вспомнил, как они с Сашкой сражались на детских японских шестах, которые иногда  можно было держать двумя руками и подумал, что со шпагой или рапирой такой номер, пожалуй, не пройдет: клинки были острые. Но принцип он понял.
Он поднялся на ноги, встал теперь напротив Рене и взмахнул рапирой.
Странное это было сражение. Рене располагался на стене, выше Феди на пол-метра. Федя отошел подальше, к стене напротив, чтобы хотя бы видеть как следует движения своего учителя. Несколько раз он запоздало взмахивал шпагой, понимая, что в настоящем бою он бы не успел отбить удар. Пару раз ему казалось, что он не только сумел отразить нападение, но и уколоть Рене, но он не был в этом уверен. Постепенно он увлекся этим странным танцем, а потом кое-что придумал. Он представил себе собственную тень на стене, в своем воображении поднял ее повыше и начал подстраиваться под движения Рене. Скоро и Рене начал прыгать по комнате, уворачиваясь от ударов Фединой шпаги. А Федя воодушевился и стал  использовать в бою все приемы, которые он когда-либо видел в кино или на тренировках восточных единоборств. Один раз он даже перехватил свою рапиру у самого кончика другой рукой и отразил удар противника сильным  толчком. Рене возмущенно завопил, потом оба повалились со смехом на пол: Федя на мраморный, а Рене на паркетный. Мальчишки тяжело дышали и вытирали пот с раскрасневшихся лиц. Федя был необычайно горд собой, и Рене посматривал на него с уважением.
Конечно, сразиться в настоящем бою с настоящими мушкетерами или их врагами... (Как их там? Канальями?) он бы не смог, но ведь он в игре. Его мастерство должно расти с каждым пройденным уровнем. Интересно, он уже прошел хоть один, встретив Рене и научившись сражаться? А сколько «жизней» у него в запасе? Федя поежился, вспомнив об улетающих в компьютерное небо прозрачных тенях с крылышками. Он хотел спросить Рене, не знает ли он что-нибудь об этом, но тот снова куда-то исчез из своей картины.  А вернулся, неся в охапке целую кучу разных вещей. Разложив их по краю картины, он сказал Феде:
-- Ну, давай посмотрим, что ты можешь взять!
Федя поднялся с пола, потянулся пальцем к холсту.  Правое плечо уже побаливало. Ну ничего себе! И как это Рене стоит здесь с поднятой вверх шпагой день и ночь? Хотя он, может, вовсе и не стоит все время: вон как шустро бегает туда-сюда внутри своей картины...
-- Когда ты уйдешь, я снова замру, пока меня кто-то не коснется, -- объяснил ему Рене, будто услышав его мысли. -- Я же не живой мальчик, я нарисованный. Я даже не знаю, где сейчас настоящие Рене и его отец... Мимо меня давно никто не проходил.
-- Но в замке кто-то есть, я слышал голоса, когда только попал сюда! -- Наверняка, -- согласился Рене. -- Вот найдешь дверь и узнаешь...
В этот момент зазвенела, засветилась и упала на пол ставшая вдруг настоящей шляпа с пером. За ней материализовался от Фединого прикосновения плащ-накидка и, наконец, шпага с ножнами: очень красивая. Федя оглянулся в поисках рапиры, с которой он учился фехтовать, но она уже исчезла. Рене показал Феде, как пристегивать шпагу, как быстро выхватывать ее из ножен, как правильно надеть плащ и шляпу. И только длинные сапоги со шпорами никак не хотели оказываться у Феди. Рене выбегал из своей нарисованной комнаты несколько раз, приносил все новые и новые пары обуви, но никакого перезвона или свечения не возникало.
-- Да ладно, -- рассмеялся Федя. -- Наверное, такой уж я босоногий мушкетер.
Рене покачал головой. Федины джинсы ему тоже явно не нравились, но Федя, несмотря на свалившиеся ему на голову из картины чулки и шаровары, наотрез отказался их надевать.
-- Вот еще! -- передернул он плечами. -- Я без штанов ходить не буду!
Рубашку с кружевным воротником он тоже отложил в сторону, но футболка с длинным рукавом, с нарисованными на груди сердитыми птичками, под плащом была не видна, так что Рене только рукой махнул.
-- А мы еще встретимся? -- спросил Федя. -- Ты же должен мне помогать!
-- Я не знаю, -- пожал плечами Рене. -- Я тоже первый раз. Мальчишки здесь до тебя не появлялись, поэтому мне не приходилось до сих пор никому помогать. Спасибо, что выбрал эту дверь, и эту книгу!
Он пожелал Феде удачи, помахал ему рукой, улыбнулся, встал, словно позируя перед чьим-то фотоаппаратом, поднял шпагу  перед собой и замер.  Феде стало вдруг очень одиноко в этом пустом огромном холле с мраморным полом. Он прошептал  портрету Рене:
-- Пока! --  И заторопился, почти побежал вперед в поисках заветной двери.  В джинсах с выпирающим из кармана яблоком, плаще, шляпе с пером, и со шпагой в ножнах.
Tags: 365, литературный флешмоб, сказки Феди Плотникова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments