evia_kevin (evia_kevin) wrote,
evia_kevin
evia_kevin

МНЕНИЕ

Оригинал взят у dcim в МНЕНИЕ
Большинство людей в благотворительности также далеки от благотворительности, как управление социального развития Псковской области от социального развития Псковской области. Этот вывод часто напрашивался в процессе работы с детьми-инвалидами, но сейчас, после знакомства с программой профилактики сиротства (вернее, неоднозначной реакции на нее), он стал исчерпывающе очевиден.

Попробуйте отбросить духовные и культурные аспекты, и рассмотреть каждую социально-незащищенную группу, как деталь общественной машины. Идеальная работа этой машины будет гарантированна при исправности всех деталей. В этом плане, наркоманы или представители ЛГБТ будут таким же равноценным направлением для ремонтных работ, как дети-сироты. Или представьте, что нынешний общественный тренд изменился, и тонны денег, волонтеров и сил брошены на программу снижения вреда и работу с торчками, а сироты продолжают хлебать баланду и чесать яйца в рейтузах. Ну, бред же? Хотя, если разобраться, наркозависимых в России больше, чем сирот: в 2009 году на официальном учете (те, кто сдался наркологу по своей воле) стояло 550 тысяч человек, а реальную цифру зависимых сам ФСКН оценивает в 2 миллиона. И эти люди, вроде как, серьезная проблема — они угрожают не только нашим высоким моральным принципам сострадания, но и нашему непосредственному существованию. Тем не менее, большого общественного ажиотажа в этой сфере не наблюдается. Я уже не говорю о заключенных — туда, кроме священников вообще никто не суется.

Почему это происходит понятно — приятнее заглянуть в распахнутые глаза сироты, нежели в упавший зрак дезоморфиногого торча. И если — опять же, — отбросить всю высокопарную шелуху, станет понятно: тысячи маленьких сиротских леммингов работают в сервисе по духовному обслуживанию населения, даря ощущение добра и справедливости по крайне гибким тарифам, которые устанавливают их менеджеры — благотворительные фонды. И часто вся эта помощь сиротам также далека от помощи сиротам, как торговцы фаст-фудом от заявленной ими «заботы о нашем здоровье».



Очень жаль, что лишь немногие способны оторваться от глаз сироты, поднять голову и посмотреть в глаза взрослого, который им эту сироту вывел из палаты. Немногие способны увидеть суть проблемы, осознать ее причины и уж тем более — найти пути выхода. Люди хотят однозначно понятного и недвусмысленного экспресс-добра: спасти умирающего ребенка — добро, починить сортир в детдоме — добро, сделать все, чтобы вместо слез маленький ублюдок оскалился в благодарной улыбке — добро добрейшее. Возиться полжизни с дебилами — добро на любителя. Помогать ебанутой матери не растерять своих детей — ну хуй знает, вопрос. Работать с наркоманами — извините, мой жизненный опыт говорит о том, что все наркоманы… — ну и так далее.

И, мне кажется, нет смысла укорять благотворительные фонды за этот перекос в сфере, они всего-навсего выполняют общественный запрос. Перекос в нашем сознании, в нашем единственно правильном и безупречном мнении о том, кто достоин, а кто не достоин помощи.


Лучшее, что может сделать каждый из нас и прямо сейчас — засунуть это мнение в задницу.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments