evia_kevin (evia_kevin) wrote,
evia_kevin
evia_kevin

Нужна помощь!

Оригинал взят у gulya_s в post

Друзья.
Жизнь - череда поступков, не всегда правильных. В жизни любой семьи есть взлеты и падения. Порой фатальные…
Наша семья Сергеевых  в составе 5 человек, два из которых инвалиды, сейчас находится в катастрофическом положении. Нам трудно винить кого-либо, кроме себя. К этому краху мы шли сами.
Но, к сожалению, без помощи друзей нам не выбраться…


Немного о себе. О наших, не всегда логичных, поступках.
В 2003 году мы, молодая семья, встретили в детском доме своего сына Тимура. Мы были счастливы, что нашли его. Тимуру было 9 лет, мы сразу его приняли и полюбили так, что страшный диагноз - миопатия Дюшенна, не казался нам препятствием нашей новой и счастливой жизни с сыном. Мы не стали брать нашего сына под опеку, сознательно отказавшись от льгот и помощи государства. Нам было важнее дать сыну нашу фамилию и отчество, а о лечении и  содержании своего ребенка мы были в состоянии позаботиться.


Нас не пугало, что миопатия Дюшенна - одно из самых страшных генетических заболеваний. При миопатии мышцы постепенно атрофируются, доходя до дыхания и сердца. Ребенок с полностью сохранным интеллектом, постепенно слабеет, утрачивает двигательные функции. В подростковом возрасте такие дети уже не ходят и редко переживают 25 летний рубеж. Но чем бы ни болел наш сын - он наш,  и мы будем с ним всегда. Думать о плохом нам просто не хотелось.
В 9 лет, когда мы усыновили Тима, он уже плохо ходил.



С 11 лет Тимур ходить перестал - стал лежачим. В 16 лет Тима начали плохо слушаться руки. Он потерял возмость самостоятельно переворачиваться в кровати. Теперь нашему сыну 22 года. У него прекрасный характер, ясный ум, доброе сердце, красивые глаза. Но движения с каждым годом даются Тиму всё сложнее. Мышцы слабеют. Руки и ноги скрючены контактурами. Кисти рук пока ещё достаточно подвижны, благодаря этому Тим всё ещё может печатать на экранной клавиатуре.

Кроме Тимура, у нас есть сын Игорь. Мы всегда мечтали жить в своем доме, чтобы дети могли расти на воздухе, а Тимур мог видеть небо. А жили в трёхкомнатной крохотной квартире впятером - с двумя детьми и бабушкой-инвалидом. На 4ом этаже в доме без лифта. По квартире было невозможно проехать на инвалидной коляске, не позволяли её размеры, и Тимур оказался "заперт" в одной из комнат.
Мой муж неплохо зарабатывал, и мы решили начать строительство собственного дома для нашей семьи.

Мы не располагали достаточной суммой для строительства, поэтому в 2007 г. взяли два валютных кредита. Обеспечением одного из них послужила квартира, в которой мы все жили, а другого - земля под строительство дома. Планировалось быстро построить дом, переехать семьей на природу и выплачивать оба кредита, сдавая квартиру.

Резкий рост курса доллара в кризис 2008 г. и череда строительных неудач привели к тому, что денег для достройки дома не хватило, и недостроенный дом начал постепенно разрушаться.

Я работать не могла - прогрессирующая болезнь Тимура требовала постоянного ухода. У мужа - единственного кормильца, появились проблемы с работой, кредитные платежи стали быстро превышать возможности семьи, появились задержки выплат, сумма долга росла, и «Москоммерцбанк» подал в суд на отчуждение квартиры - единственного жилья нашей семьи. Мы еще надеялись на отсрочку, рассчитывая расплатиться с банком. Но в мае 2017 года " Москоммеррцбанк" выиграл суд, и квартира перешла в собственность банка. Мы все, включая Тимура, тяжелого лежачего инвалида 1 группы, и пожилую маму-инвалида второй группы, были выписаны из квартиры по решению суда.

В ближайшее время мы должны освободить уже не принадлежащую нам квартиру, и съехать в недостроенный дом, который, несмотря на все наши усилия и воженные деньги, находится в нежилом состоянии.







В доме нет коммуникаций, нет ни одного отделанного помещения, даже условно пригодного для проживания. А самое главное - нет денег, достаточных для приведения хотя бы части дома в жилое состояние. Взрослые и здоровые члены семьи смогли бы какое-то время прожить в условиях стройки, но для нашего Тимура переезд в неотапливаемый и неотделанный дом может стать фатальным.

Мы отдаем себе отчет в том, что произошло - результат нашей недальновидности, непрактичности и трагического стечения обстоятельств для нашей семьи. Мы честно пытались справляться сами.
Но положение, в котором мы находимся - бедственное.

Мы будем пытаться хоть ненадолго отстрочить выселение апелляцией, но после гарантированного отказа в ней приставы просто вынесут кровать с Тимуром на улицу.
Поэтому мы просим о помощи.

Нам нужны средства или руки для приведения в жилое состояние хотя бы одной комнаты нашего дома, куда можно поставить кровать Тимура. И деньги для покупки котла для отопления, потому что в сыром воздухе Тим не сможет дышать. Он слишком слаб.

По нашим расчетам, нам нужно  минимум 300 (триста тысяч), чтобы поставить в дом простой твердотопливный котел, купить дрова, провести воду и обустроить хотя одно жилое помещение.
К нашему дому проведен газ, но оплатить его подключение мы пока не в состоянии.

Мы будем благодарны за любую поддержку.

Сами мы не справились. Не рассчитали своих сил.
Скоро наша семья  окажется на улице, и идти нам некуда.

Спасибо всем, кто сумел дочитать.
Реквезиты для помощи. Счёт в Сбербанке
: Сергеев Леонид Павлович. Карта принадлежит отцу Виталия.
63900259 9001116783
PayPal
: https://www.paypal.me/vitalysergeev


По первому требованию мы готовы предоставить любые документы и отчеты, а так же ответить на все вопросы.
Спасибо.



Сергеев Виталий
Сергеев Тимур
Сергеев Игорь
Шакерова Гюзель
Шакерова Таскиря


Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments