evia_kevin (evia_kevin) wrote,
evia_kevin
evia_kevin

Сказки Феди Плотникова. Алхимик.

Начало здесь и здесь
Литературный проект "365 дней": ДЕНЬ #277

ТЕМА ДНЯ:

Напишите рассказ об алхимии.


Пройдя по длинному коридору почти до самого конца, Федя оглянулся. Картину с Рене уже не было видно издалека.  Он вздохнул, сделал еще пару шагов и вдруг увидел дверь в стене справа, а сразу за ней еще одну. За первой дверью слышался грубый хохот, мужские голоса  и какой-то звон, а за второй дверью было тихо, только мягкий свет струился из узкой щели. Федя на цыпочках прокрался к ней: ему показалось, что там должно быть менее опасно. 

Он толкнул дверь рукой, она легко отворилась и мальчик шагнул в просторную комнату. Окон в комнате не было, но повсюду горели свечи. Много, много свечей: под потолком, на столах, на полках, на полу, на стенах. Они наполняли комнату светом -- достаточно ярким, теплым. Язычки огня дрогнули и качнулись в тот момент, когда Федя вошел, но тут же снова выпрямились и продолжили гореть ровно и спокойно. 

Федя оглядел комнату и тихонько ойкнул: кроме свечей на столах и на полках  тут стояли сосуды разных размеров и форм. Одни были прозрачными и открытыми, и в них плескалась какая-то жидкость: прозрачная и разноцветная. Из некоторых потихоньку поднимался голубоватый мерцающий пар. Другие были плотными, глиняными или фарфоровыми, обвязанными тряпками, заткнутыми пробками или залитыми воском: папа показывал Феде, как расплавляется и застывает пчелиный воск, они с Сашей даже пробовали сами мастерить свечи. На полу стояли большие весы, на столике посередине комнаты стояли весы поменьше. Тут же раскачивался, отстукивая ритм, маятник: Федя и про него знал, что он называется метроном. 

На левой чашечке маленьких весов стояла крохотная гирька, она уравновешивала правую чашечку, где поблескивала кучка какого-то порошка. Федя подошел поближе, чтобы рассмотреть и вдруг подпрыгнул от неожиданности: почему-то он был уверен, что в комнате никого нет, но подойдя к столу увидел, что с другой его стороны стоит человек, и не обращая никакого внимания на Федю, пристально смотрит на порошок, загибая поочередно пальцы на руке с каждым ударом метронома: пять ударов -- пять пальцев сжались в кулак, еще пять ударов -- пальцы разогнулись по одному, и опять начали сгибаться. Человек шевелил губами -- считал? Не похоже, губы его шевелились быстро, будто он спешил прочитать наизусть какой-то длинный текст. Может быть, заклинание?.. Федя затаил дыхание и замер. Меньше всего ему хотелось помешать незнакомцу, к тому же было очень интересно, чем тот занимается. И Федя стал так же пристально и не отрываясь смотреть на блестящий порошок. 

Сколько прошло времени, неизвестно: ровный мягкий свет свечей, мерный стук метронома, таинственный блеск порошка на весах, клубящийся над сосудами голубой мерцающий пар убаюкивали Федю, поэтому он вздрогнул и чуть не упал от испуга, когда незнакомец вдруг хлопнул рукой по столу и выкрикнул что-то коротко и гневно. 
-- Черт побери! -- повторил он четко и сердито, и уставился на Федю. 
-- Ваше имя, сударь? 
-- Ф-федя Плотников, -- промямлил Федя. Человек обошел вокруг стола и остановился прямо перед мальчиком. Он был не очень высокого роста, но все же гораздо выше Феди, одет он был в красный плащ, обут в коричневые высокие сапоги со шпорами, на руках от запястий  до плеч были натянуты защитные нарукавники, а вот перчаток не было. Незнакомец поднял вверх указательный палец, на котором сверкнул алый огонек драгоценного камня, вставленного в большой перстень. 
-- И-мя, -- повторил он повелительно. Федя сглотнул. Выпрямился, потом коротко поклонился, как учил его Рене и хриплым от волнения голосом произнес: 
-- Артур Теодор Карпентер! 

Брови незнакомца поползли вверх. 
-- Ка-арпентер? -- изумленно повторил он, растягивая первый ударный слог. -- Ка-арпентер?..


Он покачал головой, обогнул стоящего перед ним Федю, как досадное препятствие, возникшее у него на пути и прошагал к письменному столу, который стоял в углу комнаты. Он уселся в высокое мягкое кресло, стянул и отбросил в сторону нарукавники, раскрыл какую-то толстую книгу и начал медленно листать ее, пальцем водя сверху вниз  по страницам. Пролистав страниц пять или шесть, он хлопнул рукой по столу -- как сделал недавно, когда напугал Федю, но на этот раз он издал радостное, даже удовлетворенное восклицание. 

-- Шевалье Карпентьер! -- он произнес фамилию Феди на французкий манер, сделав ударение на последний слог и торжественно улыбнулся мальчику. -- Добро пожаловать в лабораторию. Мое имя -- кардинал Рюссиньи, я ждал вас. 

Рюссиньи уставился на Федю выжидающе. Тот переступил босыми ногами и снова поклонился, сняв шляпу и помахав ею перед собой. Кардинал не сводил с него глаз. 
-- Ну же, -- наконец поторопил он мальчика. -- Что вы мне принесли? 

Федя вспотел. Он не знал, чего от него хочет этот странный человек, чему радуется и чего от него ждет. Он должен был ему что-то принести?.. Но что? "Книгу!" -- понял Федя. -- "Наверное, я должен был взять с собой книгу. Вот я растяпа! "

Кардинал Рюссиньи вздохнул и помрачнел. 
-- Никто не желает играть по правилам, -- проворчал он. -- Мало того, никто даже не читает правил, прежде чем вступить в игру. Вот вы, молодой человек, куда идете? Чего хотите? Что ищете, в конце концов? 
-- Я ищу дверь, -- не очень уверенно пробормотал Федя. 
-- Дверь! -- воскликнул Рюссиньи. -- Конечно же, вы ищете дверь, ее все ищут. Все ищут Вход, но все меньше людей знает, Вход куда они пытаются найти. 

Кардинал схватил торчавшее из чернильницы золоченое перо  и указал им на Федю. 
-- Почему вы вошли в эту комнату, шевалье? Почему не в соседнюю? 
-- Я испугался, -- нехотя признался Федя. -- В той, другой комнате шумели какие-то люди, мне показалось, они могут быть опасны... Для меня. 
-- И вы,  не долго думая,  шагнули в комнату, полную зелий неизвестного вам свойства и состава? Предпочли встречу с алхимиком, возможно, колдуном, компании веселых мушкетеров? 
-- Я же не знал, -- проворчал Федя. -- здесь было тихо и светло. Вас я не заметил. 
Он умолк под насмешливым взглядом кардинала.  Тот тяжело вздохнул. Ткнул пером в свою книгу. 
-- Юный шевалье Теодор Карпентьер принесет предмет, части которого  сделают  возможным превращение золотого порошка в зелье, необходимое королеве для исцеления наследного принца. -- Прочитал он вслух и снова требовательно посмотрел на Федю. -- Вы уверены, что ничего мне не принесли? 

Федя пожал плечами. Зелье, чтобы исцелить принца? Превратить в зелье золотой порошок? Федя покосился на весы. Что там кардинал говорил про правила игры? В компьютерных играх Федя никаких правил никогда не читал. Гораздо интереснее было продвигаться наугад, одолевая уровень за уровнем и каждый раз совершая новые открытия. Но какие-то правила обычно в играх все же существовали. Например, можно было накапливать необходимые предметы, и при случае использовать их или обменивать на что-то. 

Шляпа, плащ, шпага достались Феде от Рене на предыдущем "уровне". Пока он ими не воспользовался, если не считать реверанса с размахиванием шляпой. Вряд ли плащ или шпага будут полезны в создании "зелья"-- у кардинала и плащ и шпага и собственные есть. Федины джинсы тоже вряд ли могут помочь исцелить кого-то, футболка с сердитыми птичками тоже. Остается... Федя сунул руку в карман. 
Яблоко! Федя вытащил зеленое яблоко и протянул его кардиналу. 

У кардинала Рюссиньи на лице отразилось торжество. Он поднялся с места, подошел к Феде и осторожно, словно оно было хрустальным, двумя руками принял из его руки яблоко. Отнес его на столик с весами. 
Поманил Федю. 
-- Захватите мои нарукавники, молодой человек! 

Федя поднял с пола нарукавники и отнес их кардиналу. Тот натянул их до плеч, протер кончики пальцев каким-то раствором из прозрачного сосуда с малиновой жидкостью, потом снял с полки у себя за спиной глиняный флакон, горлышко которого было заткнуто пучком травы. Осторожно вынул траву, подул на флакон и капнул из него в углубление на яблоке. Жидкость зашипела и запузырилась, Федя увидел, как мякоть яблока тает под ней, а зеленая кожура становится прозрачной и очень яркой. Рюссиньи снял чашечку с золотым порошком с весов и ссыпал порошок внутрь яблока, которое теперь само походило на волшебный сосуд. Сквозь прозрачные зеленые стенки кардинал и мальчик видели, как перемешивается, бурлит и клубится внутри яблока жидкость, в которой растворялся золотой порошок. 

Алхимик поставил яблоко на весы, добавил к крохотной гирьке на другой чаше несколько драгоценных камешков, которые вытряхнул из своего перстня, отодвинув большой красный камень. Приложил палец к губам и поднял руку. Федя затаил дыхание. " Один, два, три, четыре, пять... " -- стучал метроном, а кардинал сгибал и разгибал пальцы. 
И снова тишина, мягкий свет, ритмичный стук и медленно клубящийся над сосудами пар почти убаюкали Федю. Но кардинал Рюссиньи не стал стучать рукой по столу. Он прикоснулся к плечу мальчика очень деликатно, и Федя удивился, очнувшись, что алхимик  уже стоит рядом с ним и держит в руках ярко-зеленый сосуд в форме яблока, внутри которого мерцает золотым светом какая-то жидкость. У сосуда не было крышки или горлышка -- яблоко снова стало целым. 

-- Ты можешь искать следующую дверь наугад, и тогда в обмен на твой волшебный плод я подарю тебе любое зелье, которое ты выберешь в моей лаборатории. Или ты можешь взять этот сосуд и отправиться к королеве, чтобы помочь ей исцелить наследного принца. 

Федя окинул взглядом лабораторию. 
-- А какими свойствами обладают ваши зелья? -- спросил он, скорее из любопытства, потому что уже знал, что он должен сделать. 

Рюссиньи улыбнулся. 
-- Самыми разными. У меня есть сосуд с жидкостью, которая исцеляет раны. И бальзам, который затягивает раны душевные. Есть зелье, которое заставит забыть о самом главном. Есть настойка, которая превратит врага в друга и наоборот. Приворот, отворот -- классика  любого мага. 

-- Но вы ведь не маг, вы сказали, что вы алхимик? -- уточнил Федя. 
-- Маг, волшебник, алхимик, колдун, повар, инженер,  ученый... Какая, в сущности, разница? -- подмигнул ему кардинал. -- Смешивая вещества, соединяя механизмы и изменяя свойства предметов, можно добиться самых неожиданных результатов. Впрочем, и проходя различные уровни хорошей игры тоже. Ведь каждый следующий шаг в комбинации с предыдущим рождает новые возможности. 

Кардинал улыбнулся тонкими губами и лукаво подмигнул Феде. 
-- Так что ты прав по-своему, когда не читаешь правил. Но все же прими мой совет: не пренебрегай книгами. Даже если они очень толстые, и кажется, что их неудобно таскать за собой. В твой любимый айпед можно загрузить неплохую библиотеку, но в твоей голове она разместится еще лучше. И нужная информация всегда будет под рукой. 

Федя смущенно рассмеялся и протянул руку за яблоком. Рюссиньи осторожно передал ему сосуд. 
-- Не бойся, он достаточно крепкий. Можешь снова положить его в карман. Королеву ты найдешь за одной из дверей, конечно. Я не знаю, за которой, и когда. Это твоя игра. 


Кардинал-алхимик вернулся за письменный стол. Снял и отбросил нарукавники, взял перо и раскрыл свою толстую книгу. Начал писать в ней, периодически макая перо в чернильницу. Федя потоптался на пороге, сунул яблоко-сосуд поглубже в карман и отвесил Рюссиньи прощальный поклон. 
-- До свидания, ваше пре-ос-вященство! -- вспомнил наконец он, как надо обращаться к кардиналу. Алхимик кивнул, не глядя на него, продолжая писать. 
-- Прощайте, шевалье! 

Федя распахнул дверь. Тысячи огоньков снова качнулись ритмично в сторону и вернулись к ровному горению. Дверь тихо закрылась за его спиной. Вместо длинного коридора с мраморным полом перед ним расстилалась широкая дорога, вымощенная плоскими большими камнями, по краям ее росли высокие толстые деревья, а над головой на  светлом голубом небе сияло яркое солнце. Федя оглянулся. Позади него была глухая серая стена. Дорога убегала вдаль, и Федя зашагал по теплым камням босыми ногами в поисках следующего Входа. 



Tags: 365, НаНоРиМо, литературный флешмоб, сказки Феди Плотникова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments