evia_kevin (evia_kevin) wrote,
evia_kevin
evia_kevin

Литературный проект "365 дней": ДЕНЬ #132

ТЕМА ДНЯ:

Напишите рассказ о патриотизме.
owfv267



Что может написать о патриотизме человек, который девять лет уже живет за границей? Да, пожалуй, немало. Если захочет, конечно.

Я была странным ребенком, наверное. Хотя... Это тогда так казалось. Окружающим и родственникам. А сейчас, читая в интернете похожии истории похожих людей, хочется порой воскликнуть: "Люди! Братья! Где же вы были все это время?!"  Но в детстве я была довольно одинока в своих странностях. Хорошо, что родители часто оставляли меня дома одну, или отпускали на весь день гулять, пока сами уезжали на работу. Тогда я научилась ценить одиночество и свободу. И не страдала ни в подростковом возрасте, ни в юности, когда не могла вписаться в какую-то "основную массу" людей.
Патриотом же я была всегда. Сколько себя помню.

Во-первых, у меня был дедушка. Солдат, который провел всю войну в плену. Но ведь солдат! И его брат, командир в военном училище. Я помню, он подарил мне военную форму, а на погонах были майорские звездочки ( папа-то был майором в милиции), и я в шестилетнем возрасте щеголяла в этой форме по улицам и гордо врала, что учусь в суворовском училище.
Во-вторых, я рано начала читать. И читала много, сказкам я предпочитала рассказы о ровесниках, а какая тогда была у нас литература? Про революцию и про войну. Книги из серии " Пионеры-герои" были зачитаны до дыр, "Васек Трубачев и его товарищи" были моими лучшими друзьями, в семилетнем возрасте я не могла остаться равнодушной к Тимуру и организовала во дворе тимуровскую команду, а самой любимой книгой была "Повесть о суровом друге", которая была мною прочитана многократно и даже сейчас, здесь, в Америке она у меня с собой, стоит на полке.

Мой личный патриотизм в те годы, впрочем, распространялся на весь мир. Конечно, я каждое утро была благодарна судьбе за то, что родилась, живу и расту в самой счастливой и свободной в мире стране. Зачем-то я вырезала из "Комсомольской Правды" заметки и фотографии бездомных, безработных, побитых студентов... Я переживала, что нету мира во всем мире. И так как я читала все подряд, и в довольно раннем возрасте, я не особенно разбиралась, что описано в книгах о других странах: будь то "Овод" или моя любимая "Хижина дяди Тома".

 Вот "Хижина"- то и была моим большим потрясением. Оправившись от которого, я твердо решила для себя , ( если не я, то кто же?!.) что как только в третьем классе меня примут в пионеры, я отправлюсь в Америку и освобожу негров из рабства!   Почему пионером -- я уже тогда поняла, что нужен "политический вес". Красный галстук придавал его.  Я нашла единомышленников, и мы готовились к мукам плена: хлестали друг друга розгами из молодых порослей клена. Нет, никакого удовольствия мы при этом не получали, смею вас уверить! Нам просто нужно было выработать стойкость перед возможной физической болью. О боли душевной, от разлуки с родными, мы не думали. Видимо, были уже закалены в этом плане детством "с ключом на шее".  Моими единомышленниками были две подруги, обе из не вполне благополучных семей, которые историю о рабстве услышали от меня: я любила перессказывать любимые книжки.

У нас был разработан план, о котором можно прочитать вон там http://evia-kevin.livejournal.com/52478.html . Здесь же напишу только о том, что никуда я в итоге не убежала: мне пригрозили исключением из пионеров за побег, а я не могла этого допустить... И это было первой трещиной в моей вере в то, что в нашей стране все происходит так, как надо.

И так и понеслось: я мечтала стать командиром пионерского отряда, но в школе туда выбирали отличниц, а в пионерском лагере тех, кто обладал громким "командным" голосом -- для бесконечных маршировок и рапортов на линейках. Я рассорилась с друзьями-мальчишками, которые говорили, что не хотят в армию... И с девчонками, которые крутили пальцем у виска, когда я говорила в ответ на вопрос: "Что ты будешь делать, если найдешь тысячу рублей?" -- что я отдам их в фонд мира.

Время шло. Я стала комсоргом, выбранным тайным голосованием, и проводила комсомольские собрания так, что на них бежали одноклассники быстрее, чем на дискотеку. Я, как могла -- а это было чаще громко и в лицо -- боролась с формализмом. Я срывала политические информации, говоря о том, что негоже школьникам расстреливать из бумажных пистолетов портреты Ленина в его день рождения, -- когда я должна была читать биографию Ленина по бумажке, которую давала мне учитель истории. Меня раскритиковали и опозорили на общем комсомольском собрании как плохого комсорга в конце восьмого класса, а в конце девятого снова выбрали тайным голосованием. Но я уже не верила в " политический вес" и гордо отказалась: уж лучше оставаться "неформальным лидером", если он вдруг понадобится...

Началась перестройка, и я снова была горда и счастлива за все, что происходило в нашей стране. И в мире тоже, да. Я срывала школьные мероприятия, так как мне было стыдно, что они остаются формальными и все по той же бумажке от учителя истории -- но на другие темы. Учитель истории рыдала у себя в кабинете и называла меня "антисоветчицей", а я беспомощно смотрела на нее: она была очень хорошая, и мне было искренне жаль, что она не понимает, что так больше нельзя. Что надо по-настоящему...

Прошли годы. Я читала своей дочери мои любимые книги детства. Да-да, и "Повесть о суровом друге" тоже. Мы уезжали из страны 9 лет назад большими патриотами. Она, уже прожив в Америке несколько лет, на уроках истории вставала и поправляла учителя, когда тот рассказывал о России или о Второй Мировой войне. Учитель удивлялся: ничто не выдавало в ней девочки русского происхождения: косу она отрезала, имя поменяла, акцент потеряла. Но считала своим долгом встать на уроке истории и сказать -- вслух и громко -- что она считала правдой.

Наблюдать за своей страной "со стороны", через окошко Интернета, довольно занятно. Я стала шефом детям -сиротам, вернулась в "тему", в которой когда-то довольно долго варилась... И была поражена тем, что вот годы-то идут, а ничего не меняется. И в школе. И в медицине. И... "Закон Димы Яковлева" стал последней каплей. Я написала тогда с горечью в своем Фейсбуке: " Я патриот... Которого тошнит от своей страны". Тут же "получила": "ага, патриот... Все знают, что выходят замуж зарубеж лишь те, кто ищет способа свалить!" Спорить не стала. Иначе бы пришлось еще тогда написать этот пост. А я не хотела. Тем более, после того, как поругалась с собственной мамой. Спор наш был коротким.
Мама: "Начитаются всякой фигни в интернете и верят!"
Я: "Ну конечно, в интернете фигня. А в телевизоре все правда!"
На этом мы прекратили спорить и никогда больше политики не касались в наших разговорах.

Я все еще патриот. Патриот мира. Патриот людей. Которые там, в стране, ( во все огромной стране, в которой я родилась и выросла) живут, радуются, горюют, гордятся или борятся. Собирают деньги на лекарства и операции. Разваливают, порой ценой собственных судеб, Разночиновки и Яммы. Усыновляют детей с ДЦП, аутизмом и синдромом Дауна. И без. Рисуют, пишут, раскрашивают мир. Остаются в своем городе под обстрелом. Уезжают в другие страны.

Мне хочется им всем крикнуть:"Люди! Братья! Так вот вы где были все это время!" Оказывается, там же, где и всегда. Рядом и далеко. В России и в Америке, в Украине, Грузии, Израиле,Германии, Франции... Во всем мире, короче. Патриоты: и те, кто остался, и те, кто "свалил", как я.
Tags: 365, злоба дня, литературный флешмоб
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments